Профессия изнутри: что делает моряк

Моряк – одна из самых первых профессий человека, но она скоро выйдет на «пенсию»: все суда станут автономными, и экипажи будут не нужны. Уйдет целая эпоха, начатая еще древними финикийцами. Но сегодня это по-прежнему уникальная специальность: мало кто из людей может увидеть столько всего, сколько видят моряки.

Наш новый герой, моряк Александр Киселев месяцами находится в плавании от одного края планет до другого. Профессиональный матрос арктических и антарктических широт, увлеченный трэвэл-фотолюбитель, он рассказал нам, за сколько дней можно переплыть Атлантику, холодно ли зимой на самом южном континенте и что делать при шторме.

матрос

Как становятся моряками

У меня все произошло само собой. После школы я попал в Санкт-Петербургский государственный университет водных коммуникаций на специальность «кораблестроение», с которой перевелся на проектировщика судовых энергетических установок (СЭУ) и стал морским инженером.

Но проектировщик сидит в бюро и в море не ходит. По специальности я никогда не работал, зато успел попробовать себя в других направлениях: был теплотехником, работал в порту, в веломагазине, в доме детского творчества сразу на трех ставках.

Мысль о том, чтобы пойти поработать в море, стать моряком, зрела довольно долго. Привлекали морские зарплаты и удобный режим: полгода поработать, а потом уехать куда захочу. Кроме того, вживую поработать с кораблями все-таки хотелось.

В экипаж судна можно попасть, например, в машинное отделение механиком, электромехаником или мотористом. Либо пойти по палубной линии, как я и поступил: стать матросом, затем помощником капитана (третьим, вторым, старшим), и капитаном.

Моряк — это любой, кто работает в море: и стюардесса моряк, и повар — тоже моряк. А вот чтобы стать матросом, необходимы специальные документы, «корочки» вахтенного матроса, которые можно получить, отучившись, например, в Морском техническом колледже. Как только я их приобрел, сразу же поступил туда же на судоводителя. Эта должность уже более ответственная и рангом выше. 

моряк 1

Где можно работать моряком

Я работаю на небольшую российскую компанию, которой принадлежит всего одно судно — «Полярный пионер». После развала советского флота для него нашли новую нишу — совершать туры в районы крайних широт, Арктику и Антарктику.  Помимо пассажирских перевозок судно еще снабжает полярные станции провизией, топливом, стройматериалами. Мы сотрудничаем с австралийской компанией «Aurora expedition», которая фрахтует наше судно, то есть берет в аренду вместе с экипажем. Поэтому с нами часто путешествуют разные ученые — чтобы туристам рассказывать, например, про китов.

Последний арктический вояж оказался самым запоминающимся. Его организовывала компания “Ocean Geographic Society”, которая специализируется на изучении океанов и подводной съемке. В их команде было много людей творческих профессий: художники, музыканты, фотографы, журналисты, видео-операторы, писатели, скульпторы. Был ученый-океанограф, который изучал планктон. Каждый вечер он опускал огромный микроскоп на глубину 200 метров и делал снимки этих мелких организмов.

Не исключено, что когда-нибудь я отправлюсь поработать и на торговое судно. Во-первых, интересно попробовать что-то новое. Торговый флот – это и контейнеровозы, и танкеры, и рефрижераторы, и любые грузовые суда. А во-вторых, судно, на котором я сейчас работаю, уже не новое, и неизвестно, сколько оно продержится.

моряк 2

Будни моряков

Моряк работает вахтовым методом. Я ухожу в море на четыре месяца, и там у нас есть четкий график — четыре часа работаешь, восемь отдыхаешь. Судно может швартоваться, стоять на причале, быть в переходе в море, стоять на якоре или быть в дрейфе. В зависимости от этого будут разные обязанности.

На судне надо чистить палубу, вовремя вывесить флаг, собрать-разобрать трапы, помочь боцману поднять-опустить якорь. Если погода позволяет, мы занимаемся антикоррозионными работами. Морская среда очень агрессивная, соль чувствуется везде, даже в воздухе. Только покрасишь судно, как недели через две-три перехода в море уже видно, как проступает ржавчина. В этом смысле, конечно, работа не созидательная – очень быстро твои старания разъедаются водой, ветром и ультрафиолетом. Кроме того, на судне много разных механизмов, за которыми необходимо следить и поддерживать в рабочем состоянии.

В мае судно стоит на ремонте, там работы особенно много. Приходится и на мачту забираться, чтобы ее покрасить. В этот момент чувствуешь себя настоящей мартышкой. Высоты я не боюсь, но ощущения необычные: все шатается от ветра, и ты вместе с мачтой.

Когда судно в переходе в море, нужно стоять на мостике вместе с помощником капитана на штурвале. Здесь ты уже рулевой — смотришь вперед, объезжаешь айсберги, льдины. Занятие ответственное и интересное.

Основное назначение нашего судна – туристические экспедиции по живописным местам Арктики и Антарктики. С утра пораньше, пока туристы завтракают, мы готовим «зодиаки» — это большие резиновые надувные лодки с мотором. Потом бежим собирать трап, спускаем лодки на воду и помогаем туристам в них залезть. Среди туристов, как правило, пожилые австралийцы и американцы: бывает, когда идет сильная зыбь по воде, лодка то уходит вниз на метр, то резко взмывает вверх. И вот ты стоишь по пояс в воде и закидываешь пенсионеров в лодку.

Свободного времени в море тоже хватает — и на книги, и на фильмы. Когда я не на вахте, я отправляюсь с туристами на высадку на берег или в круиз на «зодиаке». Иногда можно присоединиться к каякерам, дайверам, фотографам, которых на судне обычно в избытке. Еще я много фотографирую, снимаю видео, там же и обрабатываю.

Я стараюсь не упустить возможности пообщаться с людьми из разных стран, так что я неплохо прокачал свой английский, благодаря таким знакомствам. Любопытно поговорить и с самими моряками, как правило, это люди довольно широких взглядов. Словом, на судне бездельничать некогда, это касается всего коллектива.

порт

От одного конца земли к другому

Простор и величие. Такие слова приходят на ум, если задуматься о тех местах, где мы путешествуем. Здесь можно почувствовать расстояния, истинные размеры планеты. Например, переход через Атлантику длится почти 40 дней. Вообще, весь маршрут — это такое постоянное колесо сансары. Я не знаю, где он начинается и когда именно закончится.

В мае судно стоит в Польше на ремонте. Потом начинается туристический сезон: мы идем в Шотландию и Норвегию. Основная же часть вояжей проходит в окрестностях Шпицбергена, это уже непосредственно Арктика. Под конец сезона мы затрагиваем еще Гренландию и Исландию. В середине сентября судно возвращается обратно в Польшу, чтобы поменять экипаж, взять провизию, заправиться, и отправляется в переход через экватор до Аргентины и Огненной Земли.

Где-то от Африки судно переходит к берегам Америки в самом «узком» месте в океане. И уже в Ушуайе мы набираем первых туристов. Это город, крупный перевалочный пункт в Аргентине по пути в Антарктиду.

Совет: хотите побывать в Антарктиде подешевле — прилетайте своим ходом в Ушуайю и оттуда уже ищите туры на пароходе.

Между Антарктидой и Огненной землей курсирует и наше судно. Здесь же находится пролив Дрейка, который славится своими штормами. Переход от Ушуайи до Антарктиды занимает всего четыре дня, но это четыре дня постоянной качки.

В Антарктиде любопытный климат: это один из самых засушливых континентов, где почти не бывает осадков, там резко меняется давление, и это может отражаться на самочувствии. Ты прямо чувствуешь носом, какой там сухой воздух. Судно находится в Антарктиде, когда у нас зима, а там лето, так что в целом в это время в прибрежной зоне бывает довольно тепло, температура редко опускается ниже нуля.

Я много где побывал и до того, как стал ходить в море, и мне куда интереснее более глубокие путешествия, когда ты можешь на недельку зависнуть где-нибудь, пожить, прочувствовать местный колорит и культуру, никуда не спешить. Зато в морском путешествии можно подробно познакомиться с разными природными чудесами.

У нас были даже специальные длинные вояжи, когда на борт брали в основном фотографов, и они только и делали, что «охотились» за белым медведем. Ради этого мы недели на две забирались «в лед» и искали этого медведя как сумасшедшие.

Шторм и качка

Для меня шторм – это аттракцион, за который не надо деньги платить. Экипаж живет на самой нижней палубе, и там относительно спокойно, но чувствуешь себя как в стиральной машине, когда смотришь в иллюминатор: вода закручивается будто в центрифуге.
Качку все переносят по-разному. Кому-то хочется спать, а у некоторых просыпается аппетит. То есть ты вроде бы ничего не делаешь, а твой организм совершает довольно много работы, чтобы вестибулярный аппарат справлялся с качкой. Вообще качка связана отчасти и с внутренним настроем: мжно привыкнуть, «прикачаться», постепенно развить вестибулярный аппарат.

От чего устает моряк

Физический труд на судне полезен – так время летит быстрее. Правда, вот во время ремонта приходится нелегко. Иной раз столько красишь, что потом руки с утра не разгибаются. К тому же надо все на судне разобрать, раскрутить, везде залезть, помыть, почистить. Так что ремонт – это та еще беготня.

Но самое сложное – это эмоциональная усталость от того, что очень долго находишься в море – начинаешь скучать. Хочется повидаться с друзьями, хочется свободы, чтобы утром рано не просыпаться на вахту. Усталость имеет свойство накапливаться, это очень заметно по экипажу, когда все становятся более раздражительными. Жаль, что приходится жертвовать доступными «сухопутному» жителю вещами, но зато мое время более концентрировано: четыре месяца я отработал и потом свободен.

В свободном плавании

Меня греет мысль о том, что, если захочется, я могу пойти в море, а не захочется – могу не идти. Скучно на одной работе всю жизнь проработать, даже если она связана с дальними плаваниями. А мне хочется быть творческим и не бедным. Поэтому надо еще что-то пробовать.

Больше о том, где можно выучиться на моряка и сколько потом получать — тут.

Узнать, какая профессия подойдет вам, можно, пройдя бесплатный тест.

Читайте также: «Профессия изнутри: что делает пилот»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.